да?

Приве-ет!! Шрединге-р!!!

шредингер

Доктор Шредингер, Ваша кошка еще жива.
Написала бестселлер, прекрасно играет в покер
(На каре из тузов ей всегда выпадает джокер),
Раздает интервью, в интернете ведет журнал,
И, сказать по секрету, весьма популярный блоггер.

Ящик - форма Вселенной, какой ее создал Бог.
Геометрия рая: шесть граней и ребра-балки,
По периметру - вышки, забор, КПП, мигалки.
Иногда вспоминается кресло, камин, клубок,
И его почему-то бывает ужасно жалко.

Доктор Шредингер, Ваша кошка не видит снов,
Бережет свою смерть в портсигаре из бычьей кожи,
Не мечтает однажды создателю дать по роже,
Хочет странного - редко, но чаще всего весной.
Любит сладкое. Впрочем, несладкое любит тоже.

Вероятности пляшут канкан на подмостках стен,
Мироздание нежится в узких зрачках кошачьих.
Ваша кошка, герр Шредингер, терпит невольный плен
И не плачет. Представьте себе, никогда не плачет.

(с) Светлана Ширанкова
да?

Аниме как искусство. Аниме как наследие. Аниме как дерзкий эксперимент.(2)

МОНОНОКЭ

Эта вещь несомненно собрала бы сливки со всех кинофестивалей земного шара, будь туда допущены сериалы (как ни обожаю я Миядзаки-сэнсэя, его мировое признание многим обязано именно удачному формату).

"Мононокэ" обладает собственным изобразительным языком, абсолютно невероятным до 2006 года, когда Toei Animation впервые доверили Кэндзи Накамуре режиссерский мостик и режиссерский штурвал "Бакэнэко" в "Аякаси", – до этого кто бы поверил, что аниме можно рисовать ТАК? Накамура-сама начал осторо-ожненько, эдак исподтишка: всего-навсего сделал третью арку после двух вполне заурядных (работы двух других режиссеров). Поэтому впечатление от "Аякаси" в целом как от общения с невзрачным человечком, который весь вечер в гостях вел чинную беседу о погоде и ценах на нефть, а уходя вдруг ухарски сорвал галстух, скаканул в воздух, выделывая танцевальное па, и с воплем: "Эх, не поминайте лихом! " – выбросился за дверь. Потому "Бакэнэко" это еще не шедевр, это только предчувствие шедевра, тогда как "Мононокэ" – вдумчивая и искусная работа людей, уже знающих полный золотой вес своего творения и не вынужденных ловить краем глаза одобрение или осуждение кого бы то ни было.



Другая сторона очарования "Мононоке" заключается в поразительном, традиционно азиатском умении играть с чистыми эмоциями и полутонами переживаний. О существовании психологической реальности, плавно и неуловимо перетекающей в реальность мистическую, – явление, которое Запад впервые открыл для себя только на грани 19 и 20 веков, благодаря Фрейду и Юнгу, – в Азии было известно с добуддийских времен. Сначала с ней работали шаманы, затем буддизм предложил свой утонченный инструментарий, фильтруясь через Тибет, это приобрело форму Дзогчена, через Китай – Чань-буддизма, и японцы, великие мастера заимствований и прививаний, восприняли и преобразили и это. Психологизм и эмоциональность входят в плоть и кости японской культуры, также, как мистицизм и поэтичность – все то, на чем строится и чем захватывает "Мононокэ".
Read more...Collapse )
да?

Аниме как искусство. Аниме как наследие. Аниме как дерзкий эксперимент.

Тише, деточка, не плачь:
Ходит по двору палач…
(Из колыбельной)

«Аякаси: классику японских ужасов» я начинала смотреть с чувством самодовольства и в предвкушении того, как сейчас моя самооценка взлетит до небес, ибо считала себя ПОДГОТОВЛЕННЫМ зрителем. В моем багаже уже имелись: а) книжки по японской мифологии, б) сборник японских страшных рассказов «Пионовый фонарь», в) разные статьи и заметки по японской культуре, найденные в Интернете, г) японские «Темные воды», а также все «Звонки», д) немалое количество аниме, в частности, что мне казалось немаловажным, е) «Магазинчик ужасов» («Pet shop of horrors»).

Из аннотации к «Аякаси» я узнала, что это аниме состоит из трех историй, различающихся как сюжетом, так и манерой исполнения.

«Нуте-с, нуте-с, – потирая ручки, думала я, – сейчас будем эстетствовать и умничать, умничать и эстетствовать».

«ОБЛОМИСЬ! »

Японский городовой! Может быть, виноват был еще и не очень качественно выполненный перевод, но, честно признаюсь, я раз пять запускала первую серию с начала, чтобы разобраться, кто кого любил, кто на ком женился, кто зачем убился, кто рожает, а кто мстит. И где-то к середине первой серии мне таки удалось вникнуть почти во все. Правда, к тому времени моя самооценка уже жалобно пищала, съежившись где-то под плинтусом.

Надо сказать, дальше пошло веселее. «Въехав» в специфику «Аякаси», уловив ритм повествования, я уже продолжала смотреть это аниме с интересом и не без удовольствия.


Но обо всем по порядку.Collapse )

Если новелла «Бакэнэко» вам понравилась, переходите к следующему упражнению: «Mononoke», 2007 г.
Этот сериал уже полностью посвящен Аптекарю. И там тоже фигурирует Каю. Аж полтора раза.
002

Посмотрела Великолепный сериал::

Синее чтиво: По страницам японской классики / Aoi Bungaku Series

Классические произведения отличаются тем, что исследуют стороны человеческой жизни, которые мало зависят от места и времени действия. Предлагаемая серия, поставленная по романам и рассказам четырех японских писателей первой половины XX века – не исключение. В каждой сюжетной арке через различные образы восточной и западной культуры автор и читатели (зрители) ищут ответы на исконные вопросы бытия. В чем смысл жизни, что делает человека человеком? Можно ли безнаказанно презреть законы и обычаи общества? Что есть грех и каковы пределы воздаяния? Каковы подлинная суть и сила дружбы?Истинное искусство вечно, и если не дает готовых советов, то помогает искать собственный путь. А все произведения, экранизированные в этом сериале, бесспорно, принадлежат истинному искусству!

  «В лесу, под цветущей сакурой» | (episode 5)
главная тема



титры



«Исповедь неполноценного человека»  | (episode 1)



и т.п.
да?

Ищете работу в крупной и надежной компании?

Да посмотрите на себя уже трезвым взглядом:
Да вы же их всех своими резюме задолбали!
Им с вами давно уже не по пути.


Менеджер

кадры
30 ноября 2012, 14:45
#9853 — С вами нам не по пути

Я тот самый HR, который высматривает кандидатов в социальных сетях.

Я не ограничиваюсь тем, что набираю фамилию и имя во «Вконтактике». Это только первый этап: найдя аккаунты, зарегистрированные на фамилию или адрес электронной почты, с которого отправлено резюме, обычно сразу же удаётся вычислить один или несколько ников, под которыми кандидат присутствует в сети. Дальнейшее получение информации — дело техники, и эта информация может многое сказать о человеке.

Очевидно, что наш потенциальный сотрудник должен быть хорошим работником и приносить компании больше пользы, чем проблем. Это должен быть взрослый, серьёзный человек с безупречным моральным обликом и без серьёзных психологических проблем, лояльный к компании. Приведу несколько примеров, когда информация в интернете выдаёт в соискателе «не нашего» человека.

Странные увлечения. Хрестоматийный пример — кандидат «клеит танчики». Или, к примеру, когда человек ночами крутит радиоприёмник, выискивая таинственные голоса и подслушивая переговоры полиции, а то и сам выходит в эфир, как какой-то застрявший в 70-х годах любитель-радист, обычно абсолютно незаконно. Или покупает телескоп и изучает звёздное небо, всерьёз надеясь в XXI веке открыть новую звезду или комету. Или всевозможные толкиенисты, анимешники, ролевики и реконструкторы, дерущиеся деревянными мечами. Последних, кстати, выдают даже не сами аккаунты в социальных сетях, а одни их ники. К ним близки и любители экстремального спорта. А есть и не странные, но явно нездоровые увлечения типа компьютерных игр. Эти люди явно либо застряли в детстве, либо им требуется серьёзная помощь психолога.

Разнообразные «творческие личности», которых иногда выдают забитые собственными стихами и прозой «живые журналы». Часто психиатрия там видна невооружённым глазом. Помимо всего прочего, представляют неиллюзорную опасность тем, что стремятся к публичным выступлениям, пытаются издавать книги и диски, подрывая имидж компании. Поэтому поэтов, художников и бардов мы стараемся отсечь сразу.

Близко к этим двум категориям находятся всевозможные фрики. Всякие йоги, веганы, моржи, сторонники «здорового образа жизни», «длительного грудного вскармливания», «слингомамы», родители «по Комаровскому», идейные трезвенники, хиппи и панки. От них неясно, чего ждать, к тому же их практики часто идут вразрез с общепринятыми нормами или просто незаконны (нудизм, хождение босиком), да и наркотиками такие балуются много чаще, чем нормальные люди. Сюда же добавил бы альтернативно-религиозных людей и атеистов с агностиками.

Оппозиционно настроенные — тут все понятно. Если человек нелоялен к государству, то нельзя быть уверенным в его лояльности к компании. К тому же, это потенциальные пятна на его репутации и возможные проблемы с правохранительными органами.

И о морали. Понятно, что «Вконтакте» или ЖЖ, забитый матерными постами и фотографиями голых баб (а тем более себя любимого/любимой) — это явный сигнал «на выход». Но такие люди обычно бывают умнее — прячут подобное перед отправкой резюме, маскируются. Приходится действовать косвенными путями — например, указать на искомое могут упоминания в положительном контексте творчества определённых писателей или поездки в «характерные» места. Среди последних очень характерен Коктебель в Крыму (да и вообще Крым в целом), притягивающий, как магнитом, всевозможных извращенцев.

Вообще, фотографии, на которых изображён соискатель — это очень ценный источник информации. Особенно те, где он изображён на отдыхе. Особенное внимание здесь обращается на то, как он одет. На собеседование сохранивший хоть каплю здравомыслия кандидат придёт одетый аккуратно и строго, в костюме с галстуком. А в свободное от работы время люди часто позволяют себе ходить чёрт-те в чём. Шорты, майки (а то и вообще голый торс), мини-юбки и голые пупки, спортивные костюмы, камуфло… Пошлые надписи и картинки, анимешные персонажи и прочий детский сад — на что только мы не насмотрелись! Впрочем, стоит на улице взглянуть вокруг, особенно летом… К сожалению, если такой человек уже поступил на работу, Трудовой кодекс никак не позволяет на него воздействовать. Уволить его тоже нет законных оснований. Поэтому лучше отфильтровать их сразу.

Имеют значения и друзья. Если человек с виду приличный, а в списке друзей у него заметное количество подобных персонажей, то кандидат идёт лесом.

Разумеется, именно эти люди и вопят в первую очередь о том, что их права нарушают, собирая на них досье. И эти вопли, извините меня, задолбали.

http://zadolba.li/story/9853
1_7
до-до

Секс в голове.

Один мой знакомый однажды рассказал про то что неэрегированный половой орган конкретного мужчины точно соответствует длинне его большого пальца руки, после чего поймала себя на рассматривании мужских пальцев в публичных местах. Озабочены ли мы сексом и средний мужчина думает о сексе каждые 30 минут чтобы численность популяции поддерживалась? Даже мужчины нерепродуктивного возраста с низким уровнем тестостерона продолжают думать о сексе. По привычке что-ли?
Опять же  сублимационные символы в искусстве бессознательны или композиции с парами на пляже - сознательный умысел?   Людей на 4.45 мин.  ставили, ракурсы рассчитывали.Такое случайно не получится. Фотографии пляжного общения  доставили.

до-до

Катя

Катя

Катя пашет неделю между холеных баб,
до сведённых скул.
В пятницу вечером Катя приходит в паб
и садится на барный стул.
Катя просит себе еды
и два шота виски по пятьдесят.
Катя чернее сковороды,
и глядит вокруг, как живой наждак,
держит шею при этом так,
как будто на ней висят.

Рослый бармен с серьгой
ремесло своё знает чётко
и улыбается ей хитро.
У Кати в бокале сироп, и водка,
и долька лайма, и куантро.
Не хмелеет; внутри коротит проводка,
дыра размером со все нутро.

Катя вспоминает, как это тесно, смешно и дико,
когда ты кем-то любим.
Вот же время было, теперь, гляди-ка,
ты одинока, как Белый Бим.
Одинока так, что и выпить не с кем,
уж ладно поговорить о будущем и былом.
Одинока страшным, обидным, детским –
отцовским гневом, пустым углом.

В бокале у Кати текила, сироп и фреш.
В брюшине с монету брешь.
В самом деле, не хочешь,
деточка – так не ешь.
Раз ты терпишь весь этот гнусный тупой галдёж –
значит, все же чего-то ждёшь.
Что ты хочешь – благую весть и на ёлку влезть?

Катя мнит себя Клинтом Иствудом как он есть.

Катя щурится и поводит плечами в такт,
адекватна, если не весела.
Катя в дугу пьяна, и да будет вовеки так,
Кате хуйня война – она, в общем, почти цела.

У Кати дома бутылка рома, на всякий случай,
а в подкладке пальто чумовой гашиш.
Ты, Господь, если не задушишь – так рассмешишь.

***

У Кати в метро звонит телефон,
выскакивает из рук, падает на юбку.
Катя видит, что это мама,
но совсем ничего не слышит, бросает трубку.

***

Катя толкает дверь, ту, где написано «Выход в город».
Климат ночью к ней погрубел.
Город до поролона вспорот,
весь жёлт и бел.

Фейерверк с петардами, канонада;
рядом с Катей тётка идёт в боа.
Мама снова звонит, ну чего ей надо,
«Ма, чего тебе надо, а?».

Катя даже вздрагивает невольно,
словно кто-то с силой стукнул по батарее:
«Я сломала руку. Мне очень больно.
Приезжай, пожалуйста, поскорее».

Так и холодеет шалая голова.
«Я сейчас приду, сама тебя отвезу».
Катя в восемь секунд трезва,
у неё ни в одном глазу.

Катя думает – вот те, милая, поделом.
Кате страшно, что там за перелом.

Мама сидит на диване и держит лёд на руке, рыдает.
У мамы уже зуб на зуб не попадает.
Катя мечется по квартире, словно над нею заносят кнут.
Скорая в дверь звонит через двадцать и пять минут.
Что-то колет, оно не действует, хоть убей.
Сердце бьётся в Кате, как пойманный воробей.

Ночью в московской травме всё благоденствие да покой.
Парень с разбитым носом, да шоферюга с вывернутой ногой.
Тяжёлого привезли, потасовка в баре, пять ножевых.
Вдоль каждой стенки ещё по паре покоцанных, но живых.

Ходят медбратья хмурые, из мглы и обратно в мглу.
Тряпки, от крови бурые, скомканные, в углу.

Безмолвный таджик водит грязной шваброй,
мужик на каталке лежит, мечтает.
Мама от боли плачет и причитает.

Рыхлый бычара в одних трусах, грозный, как Командор,
из операционной ломится в коридор.
Садится на лавку, и кровь с него льётся, как пот в июле.
Просит друга Коляна при нем дозвониться Юле.

А иначе он зашиваться-то не пойдёт.
Вот ведь долбанный идиот.

Все тянут его назад, а он их расшвыривает, зараза.
Врач говорит – да чего я сделаю, он же здоровее меня в три раза.
Вокруг него санитары и доктора маячат.

Мама плачет.

Толстый весь раскроен, как решето.
Мама всхлипывает «за что мне это, за что».
Надо было маму везти в ЦИТО.
Прибегут, кивнут, убегут опять.

Катя хочет спать.

Смуглый восточный мальчик,
литой, красивый, перебинтованный у плеча.
Руку баюкает словно сына,
и чья-то пьяная баба скачет, как саранча.

Катя кульком сидит на кушетке,
по куртке пальчиками стуча.

К пяти утра сонный айболит накладывает лангеты,
рисует справку и ценные указания отдаёт.
Мама плакать перестаёт.
Загипсована правая до плеча и большой на другой руке.
Мама выглядит, как в мудацком боевике.

Катя едет домой в такси, челюстями стиснутыми скрипя.
Ей не жалко ни маму, ни толстого, ни себя.

***

«Я усталый робот, дырявый бак.
Надо быть героем, а я слабак.
У меня сел голос, повыбит мех,
и я не хочу быть сильнее всех.
Не боец, когтями не снабжена.
Я простая баба, ничья жена».

Мама ходит в лангетах,
ревёт над кружкой, которую сложно взять.
Был бы кто-нибудь хоть – домработница или зять.

***

И Господь подумал: «Что-то Катька моя плоха.
Сделалась суха, ко всему глуха.
Хоть бывает Катька моя лиха,
но большого нету за ней греха.

Я не лотерея, чтобы дарить айпод или там монитор ЖК.
Даже вот мужика –
днем с огнём не найдёшь для неё хорошего мужика.
Но Я не садист,
чтобы вечно вспахивать ей дорогу, как миномёт.
Катерина моя не дура. Она поймёт».

Катя просыпается, солнце комнату наполняет,
она парит, как аэростат.
Катя внезапно знает,
что если хочется быть счастливой – пора бы стать.
Катя знает, что в ней и в маме –
одна и та же живая нить.
То, что она стареет, нельзя исправить, -
но взять, обдумать и извинить.
Через пару недель маме вновь у доктора отмечаться,
ей лангеты срежут с обеих рук.
Катя дозванивается до собственного начальства,
через пару часов билеты берет на юг.

…Катя лежит с двенадцати до шести,
слушает, как прибой набежал на камни – и отбежал.
Катю кто-то мусолил в потной своей горсти,
а теперь вдруг взял и кулак разжал.
Катя разглядывает южан, плещется в лазури и синеве,
смотрит на закаты и на огонь.
Катю медленно гладит по голове мамина разбинтованная ладонь.

Катя думает – я, наверное, не одна, я зачем-то ещё нужна.
Там, где было так страшно, вдруг воцаряется совершенная тишина.
---------
(С) Вера Полозкова